Буряад аялга дуунай заншал : Песенная традиция бурят
Буряад аялга дуунай заншал : Песенная традиция бурят

Хори буряадуудай дуунууд ехэ баян: удааншье, түргэн, хурданшье, уянгатайхан аялгаараа гайхуулмаар, баясуулмаар гээшэ. Мүнөө урданай байра байдал, ёһо заншал мартагдажа байха үедэ, дуун гээшэмнай буряад дуунай уянгата аялга, заншал өөр дээрэ даажа абанхай, угсаатанаймнай һүлдэ тэмдэг болоно. Арадай заншалта дуунуудай үгэ, аялга мүнөө саг болотор дунда ба үндэр наһатай зоной һанаанда мартагдаагүй зандаа. Урдын урда сагта бии болоhон дуунай үгэнүүд мүнөөшье хүрэтэр зэдэлhээр лэ.

Урданай дуунууд автор үгы байһан гээшэ ааб даа. Суута, мэдээжэ дуушад өөрын дуунай үгэнүүдые урданай аянгаар хангюурдажа, өөрын дуун гэжэ болохо.

опера 5.jpg

Песни восточных бурят разнообразны и поражают богатством и красотой напевов: от медленных, богато орнаментированных − до быстрых и ритмичных. В современных условиях, связанных с разрушением традиционного уклада жизни, уходом в прошлое многих обрядов и праздников, песенная традиция, составляющая основу традиционной музыкальной культуры бурят, фактически приняла на себя роль этнического маркера.

Большинство фольклорных песенных жанров бытует в настоящее время, сохраняясь в памяти людей среднего и старшего поколения, либо функционирует во вторичных формах в рамках клубной деятельности; некоторые жанры уже не существуют в живом бытовании и представление о них можно получить, только прослушав архивные записи.

Народные песни, распространенные у восточных (хоринских) бурят повсеместно, обозначаются этническим термином дуун (‘песня’, мн.ч. дуунууд). Как правило, песни не имеют авторства. В то же время, отдельные выдающиеся исполнители могут говорить о песнях собственного сочинения, как правило, имея в виду поэтический текст, созданный по традиционным образно-композиционным канонам.

Но некоторым песням авторство приписывается. Таковы, в частности, многие түүхын дуунууд (‘исторические песни’), содержание которых связано с происходившими когда-то реальными событиями. Вот, например, одна из песен хори-бурята Шилдэ, бывшего в звании занги (невысокий чин предводителя рода). По преданию, во время проведения границы между Россией и Монголией он оказался на монгольской стороне, впоследствии пытался вернуться в Россию, но был схвачен и казнен.

Перед казнью он спел песню, чтоб его слова передали родственникам:

Гүлэгэн, гүлэгэн харахан, зай да зай!

Гүйдэл шэнжэн адали [ээ].

Гүлэмэр багахан зангиниинь, зай да зай!

Суудал шэнжэн адали [ээ].

Гунан, гунан хараниинь, зай да зай!

Гүйдэл шэнжэн адали [ээ].

Гунхар багхан зангиниинь, зай да зай!

Суудал шэнжэн адали [ээ].

Адуунайнга олондо, зай да зай!

Аранга шэбээ бодхолойб.

Айдарайнгаа ехэдэ, зай да зай!

Алтан хилэ алхалайб.

Хонинойнго олондо, зай да зай!

Хобто шэбээ бодхолойб.

Холшоройнго ехэдэ, зай да зай!

Хуули хилэ алхалайб.

Тэмээнэйнгэ олондо, зай да зай!

Тэбхэ шэбээ бодхолойб.

Тэршээгэйнгээ ехэдэ, зай да зай!

Тэгшэ хилэ алхалайб.

Гунан, гунан хараниинь, зай да зай!

Гурбан хүлдѳѳ шүдэртэй.

Гүлмэр баахан зангиниинь, зай да зай!

Гурбан дабхар сэрэг соо.

Дүнэн, дүнэн хараниинь, зай да зай!

Дүрбэн хүлдѳѳ шүдэртэй.

Гүлмэр баахан зангиниинь, зай да зай!

Дүрбэн зүгтѳѳ сэрэгтэй.

 

Перевод:

У молодого, неокрепшего Воронко, вот как вот,

Признаки бегунца, похоже, есть.

У молодого маленького занги, вот как вот,

Признаки наездника, похоже есть.

У трехлетнего, трехлетнего Воронко, вот как вот,

Признаки бегунца, похоже, есть.

У маленького, неопытного занги, вот как вот,

Ухватки наездника, похоже, есть.

При множестве лошадей, вот как вот,

Изгородь с вышкой я воздвиг.

От избытка молодечества

Золотую границу перешел.

При множестве овец, вот как вот,

Воздвиг я насыпь с оградой.

От избытка беспечности своей, вот как вот,

Законный рубеж перешел.

При множестве верблюдов, вот как вот,

Изгородь с подпоркой воздвиг.

По неспокойному характеру своему, вот как вот,

Ровную границу перешел.

Трехлетний, трехлетний Воронко, вот как вот,

С путами на трех ногах.

Молодой неокрепший занги, вот как вот,

Окружен войском в три ряда.

Четырехлетний, четырехлетний Воронко, вот как вот,

С путами на четырех ногах.

Молодой неокрепший занги, вот как вот,

С четырех сторон [окружен] войсками [1]

Было это в давние времена. Поехал молодец к тестю в гости. За третьим перевалом увидал он семерых стариков. Сидят они чинно у костра, длинными трубками попыхивают, ждут, когда мясо сварится.

Подъехал молодец к костру, молчком с коня слез, молчком трубку прикурил, в стремя ногу вставил — собрался дальше ехать. Тогда говорит ему один из стариков:

— Не велика честь молодому батору, который не поздоровавшись со старшими, прикурил трубку от их огня и заспешил в путь, забыв нашу пословицу: сваренное откушай, стариков послушай.

Смиренно выслушал молодец старика и говорит:

— Правда ваша — допустил я большую оплошность, но не от гордости и самомнения, а по неопытности своей и беспечности, за что прошу у вас прощения.

Присел юноша к костру, отведал сваренного мяса, выслушал стариковские советы и отправился дальше.

И так легко у него на душе стало, что захотелось песню спеть. Но только затянул он раздольную песню, как подхватили мотив и глаза, и уши, и ноздри!

Испугался молодец, примолк и до самого конца пути рта не открывал.

Доехав до юрты своего тестя, молодец молчком переступил порог, молчком напился чаю и — к великому изумлению тестя — молчком отъехал со двора.


Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия

Яндекс.Метрика