Танцы вокруг горы: Откуда пошли Ердынские игры
Танцы вокруг горы: Откуда пошли Ердынские игры

Существующий сейчас в Иркутской области крупный межрегиональный этнокультурный фестиваль Ердынские игры еще в 18 веке был всенародным праздником весны и сопровождался танцами вокруг большой горы Ехэ Ёрдо в долине р. Анги. Традиция снова возродилась в двадцатом веке, сейчас игры – единственноев своем роде мероприятие в Азии.

Открыл для науки забытые местным населением Ёрдынские игры в XIX веке классик бурятского фольклора и шаманизма Матвей Хангалов,и в конце ХХ века инициировал своими публикациями возрождение игр доктор исторических наук, профессор Дашинима Дугаров. По данным большой онлайн-библиотеки, гора Ехэ Ёрдо находится в 2 километрах от Байкала на правом берегу р. Анги, в 9 километрахрасположен поселок Еланцы.  Она одиноко возвышается среди ровной поверхности долины и из-за правильной куполообразной формы издалека может быть принята за искусственный насыпной курган. На самом деле гора высотой 34 метра сложена горными породами, характерными для данного района Прибайкалья. При внимательном осмотре сопки можно видеть громадные природные гранитные плиты, вросшие в землю, и убедиться, что гора – естественного происхождения.

Нет и на ее вершине или рядом характерных для народов Азии культовых пирамидальных груд камней – обоо, которые свидетельствовали бы, что в древние времена к этой горе во время праздника приносили и привозили камни. Необычность сопки заключается в том, что она стоит на ровном пространстве поймы Анги, ее конус отчетливо виден со всех сторон, и эта гора по неизвестным для современников причинам была выбрана древними людьми для проведения самого главного и многолюдного национального бурятского праздника на берегах Байкала. О горе Ехэ Ёрдо существует большое количество старинных народных преданий, но понять из их содержания, почему именно она ежегодно становилась центром национального бурятского праздника и вокруг нее на протяжении нескольких дней и ночей исполнялся круговой танец, уже сложно.

Корни праздника

Между тем, по одной из версий, весной, когда вскрывались реки, земля покрывалась первой зеленью и заканчивалась перекочевка с зимников на летники, скот нагуливал вес и наступало обилие молочных продуктов, буряты, монголы, якуты, эвенки с древнейших времен проводили особые обрядовые игры. Популярность этого праздника была так велика, что на него съезжались гости из самых далеких уголков всего Прибайкалья и даже с восточного берега Байкала. Особенно много было молодежи, которая водила хороводы все дни и ночи напролет. Иногда, рассказывают старожилы этих мест, приезжало до двух-трех тысяч человек. Во время праздника вокруг священной горы Ехэ Ёрдо устраивался грандиозный обрядовый круговой танец, продолжавшийся 6 дней и ночей, в котором одновременно участвовало свыше 700 человек (по данным спутниковой навигации, окружность горы у основания около 600 метров).

Обязательное условие праздника: участников должно собраться столько, чтобы танцующие вокруг горы, взявшись за руки, могли сомкнуть хороводный круг вокруг нее. Если круг не смыкался, игры считались неудачными и приехавшие быстро разъезжались. В соответствии с этим и в целом год признавался неудачным, не несущим людям счастья и благ. Рассказывают, что в отдельные годы количество танцующих на праздниках было так велико, что образовывали три и даже четыре круга вокруг сопки, а за время праздника танцоры снашивали по нескольку пар обуви.

Происхождение Ёрдынских игр, вероятнее всего, восходит к языческому празднику обновления природы, распространенному как среди скотоводов Азии, так и среди крестьян Европы. Майские празднования отмечены у многих народов и связаны с переходом от зимы к лету, когда появлялись первая зелень и трава. В описаниях бурятских праздников есть большой весенний праздник с обязательным возлиянием кобыльего молока и стрельбой по мишеням – Сурхарбаан. В девятый день мая собирали всех беломастных кобылиц и освящали их кумысом. Это был ежегодный весенний тайлаган – праздник обновления природы, наступления весны, обилия молочных продуктов.

Слово «тайлаган» происходит от древней общемонгольской формы «тахиху», что значит «чествование» богов. Тайлаганы регулярно проводились в каждом бурятском улусе с середины мая до конца осени. Каждый посвящался конкретному божеству – эжину. Тайлаганы, как правило, были массовыми мероприятиями всего населения улуса, рода. Доступ на праздник имели все мужчины. Из женщин допускались только незамужние и дети. Неучастие в тайлагане считалось нарушением традиций отцов и дедов, оскорблением эжинов – хозяев местности. Наказанием могли стать болезни или разные беды. Во время молебна перед началом праздника собравшиеся просили у богов и эжинов благополучного года, обильного урожая и травостоя, умножения скота, счастья и благополучия в семьях, избежания бед и несчастий.

Известно, что для больших шаманских праздников, по верованиям древних людей, рядом должна находиться большая вода, чтобы молитвы верующих могли дойти до неба. Рядом с горой Ёрдо находится озеро Байкал, также мимо горы протекает река Анга. Присутствие рядом реки также важно, так как считается, что проточная вода во время обрядов уносит все плохое.

Происхождение Ёрдынских игр также было, возможно, связано с праздником хатарха  во время облавной охоты, но в настоящее время большинство исследователей склоняются к версии, что игры были традиционным весенним тайлаганом, так как для обрядовых действий перед охотой долгих ритуальных 6-дневных танцев не требовалось. Кроме этого это не могло заставить ехать за сотни километров из удаленных стойбищ для танцев вокруг горы.

Игры

Весенние тайлаганы сопровождались проведением национального праздника наадан, переводимого дословно с монгольского и бурятского – «три игрища мужей», традиционное спортивное состязание по трем национальным видам спорта: бухэ барилдаан – национальная борьба, сурхарбаан – стрельба из лука, урилдаан – конные скачки. История наадана уходит в глубокую древность: состязания среди самых ловких и сильных устраивались в начале лета. В это время скот перегонялся на обильные летние пастбища, и скотоводы могли позволить себе передышку. Часто на таких состязаниях отбирались меткие стрелки для военных дружин. Лук и стрелы были основным оружием охотника и воина вплоть до XIX века, поэтому стрельба из лука была популярным видом состязаний. Другим популярным видом была национальная борьба. Бурятская борьба – самая демократичная по правилам: нет никаких весовых категорий, и для поединка не устанавливается ограничение по времени. Побеждает тот, кто вынуждает противника коснуться земли третьей точкой. В программу праздника, кроме традиционных состязаний, могли включаться соревнования для богатырей по поднятию и переноске тяжелых камней.

Сейчас программа игр дополнена метанием камня весом 10 килограммов на дальность. Бросать его можно произвольно. В зачет идет лучшая попытка из трех. Самые сильные участники соревнуются также в переноске камня весом от 110 до 125 килограммов на максимально возможное расстояние. Правилами запрещено поднимать камень на плечи. Место переноса обозначается двумя флажками: один располагается на стартовой линии, второй – на расстоянии 50 метров. Спортсмен по кругу обходит флажки. На выполнение упражнения дается одна попытка. Победителем становится тот, кто дальше всех пронесет камень.

В положении, размещенному на сайте фестиваля, указан забег вокруг горы Ёрд на 800 метров и соревнования по мас-рестлингу(перетягивание палки). В перетягивании отдельно участвуют юноши и мужчины. Они становятся на помост,  доска для упора должна быть плотно прикреплена. Палка для перетягивания изготавливается из лиственницы или березы круглой формы длиной 50 сантиметров. Победа присуждается спортсмену, перетянувшему палку соперника.

Еще один необычный пункт в игровой программе - якутские национальные прыжки.  Соревнования проводятся по правилам федерации по якутским национальным прыжкам среди мужчин и юношей. Участники соревнуются в трех разных видах: «кылыы» – одиннадцатикратные прыжки на одной ноге (скачки); «ыстанга» – одиннадцатикратные попеременные прыжки с ноги на ногу (шаги); «куобах» – одиннадцатикратные прыжки на двух ногах (лягушка). Прыжки выполняются безостановочно с разбега, приземляться необходимо на обе ноги.  Определяют на Ердынских играх и лучшего в скачках на лошадях по пересеченной местности. Допускается участие разных пород лошадей без учета их возраста.Предусмотрены дведистанции на 4 и 8 километров.

Когда-то в городе Багдаде царствовал халиф Гарун-аль-Рашид. У халифа Гарун-аль-Рашида была привычка гулять переодетым и выведывать, что происходит в его столице. Однажды ночью переоделся он дервишем и пошел по глухой улице. Вдруг из дома какого-то бедняка донеслись до него звуки музыки и пение. Остановился он, подумал-подумал и из любопытства вошёл в дом. Вошёл и видит: пустая комната, голые стены. Перед огнём, на разостланном коврике, сидят за скудным ужином хозяин и музыканты. Все они играют, поют и веселятся.

— Мир вам, о весёлые люди! — кланяется дервиш хозяину дома.

— Добро пожаловать, дервиш-баба, милости просим откушать посланный богом хлеб и повеселиться вместе с нами, — приглашает хозяин дома.

Усаживают дервиша рядом и продолжают свой пир.

Поздно ночью хозяин расплачивается с музыкантами, и они уходят.

Когда они уходят, дервиш спрашивает хозяина:

— Как зовут тебя, приятель?

— Гасан.

— Не обижайся, если я спрошу, братец Гасан: чем ты занимаешься, сколько денег зарабатываешь, что проводишь время за пиром?

— Для пира не надо много денег, дервиш-баба, — отвечает хозяин. — Человек может весело жить и на самый маленький заработок. Я сапожник, чиню чусты и зарабатываю в день совсем немного. Вечером половину денег я трачу на еду, а на другую половину нанимаю муз

— Пусть будет безмерной твоя радость, о Гасан, но если вдруг исчезнет этот маленький заработок, что ты тогда будешь делать?

— Почему он исчезнет, дервиш-баба?

— А вдруг халифу вздумается приказать, чтоб не было больше сапожников?

— Да что ты! Разве халифу больше делать нечего? Да чем провинились сапожники перед халифом? А если такое случится, тогда и подумаем. А теперь давай спать, дервиш-баба. Бог милостив, у пирующего всегда будет пир! Такое уж это дело — как примешься за него,

— Ладно. Дай бог, чтоб было так, — сказал. дервиш, и они легли спать.

Рано утром дервиш уходит. Вскоре после его ухода придворные глашатаи заполняют улицы и площади Багдада и объявляют: халиф повелевает всем сапожникам закрыть свои лавки. С этого дня никто не смеет заниматься сапожным ремеслом, а кто нарушит приказ — тому голову долой.

И у бедного Гасана вырывают из рук шило, ударами по затылку выгоняют из тесной лавчонки и запирают дверь.

В следующую ночь Гарун-аль-Рашид, опять переодетый дервишем, идёт бродить по городу. Снова проходит по улице, на которой живёт весёлый Гасан, и снова слышит звуки музыки и пение из его дома. Входит он.

— А-а! Добро пожаловать, дервиш-баба, милости просим, садись.

Садятся, едят, пьют, играют, поют и веселятся до полуночи.

В полночь музыканты получают свою плату и уходят. Остаются хозяин и гость.

— Знаешь, что случилось, дервиш-баба?

— А что случилось?

— Как раз то, что ты предсказал вчера вечером. Сегодня халиф издал приказ запретить сапожникам работать.

— Что ты говоришь! — удивляется гость. — Но откуда же ты взял деньги, что сегодня вечером снова устроил пир?

— Нашёл глиняный кувшин и теперь продаю воду. Из того, что заработал за день, половину истратил на еду, а остальное дал музыкантам и снова пирую.

— Ну, а если халиф и воду продавать запретит, что тогда будешь делать?

— А какой убыток приносим мы халифу? Почему он должен запретить? И зачем мне сейчас об этом горевать! Когда запретит, тогда и подумаю. Не бойся, приятель, всегда найдётся кусок хлеба и уголок, где можно веселиться.

— Пусть будет вечным веселье у твоего очага, о Гасан!

Рано утром весь Багдад содрогнулся от крика придворных глашатаев. Объявляли они, что халиф Гарун-аль-Рашид так приказывает: "Вода есть дар божий, и с этого дня никто не смеет продавать её за деньги. Разорвать у всех торговцев бурдюки с водой и перебить кувшины!"

И у бедного Гасана, когда он пошёл за водой, тоже разбили кувшин. И возвратился Гасан ни с чем.

На следующую ночь халиф опять переодевается дервишем и идёт бродить по городу. Опять приближается к дому весёлого Гасана — и снова веселье, звуки музыки, песни. Входит он.

— А-а! Дервиш-баба, добро пожаловать, милости просим, садись, будем пировать. День продолжим, вечер скоротаем. Повеселимся, дервиш-баба! Лучше веселиться, чем грустить.

— Конечно, веселье куда лучше. Смерти никому не миновать, а поэтому кто может — пусть веселится! — восклицает дервиш и садится рядом с Гасаном

Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия

Яндекс.Метрика