Бурятские племена
Бурятские племена
Хори

Потомки племени хори - нынешние хоринские буряты, как называют также бурят, проживающих в Хоринском районе Бурятии, самые многочисленные из бурят. Считается, что хори пришли из Предбайкалья вместе с племенем первопредка монголов Буртэ-Шоно. Тогда хори носили тотемное имя нохой (собака). Хори-буряты стали причислять себя к бурятам, и называться так только по приходу русских. До этого хори представляли обособленное племя, с давней историей. До этого их называли хорёдами, хориларами, Хори-туматами.

По хоринским легендам, прародитель бурят Барга-батор имел троих сыновей - Илюдэр-тургэна(Олёдоя), Буряа и Хоридоя.

От Илюдэра пошли племена олют-торгутов (ойратов,калмыков),от Буряа - племена Предбайкалья. Хоридой же стал первым нойоном хори-туматов.

У него были три жены - Баргуджин-гоа, дочь Баргудай - мэргэна, Шаралдай и Нагаадай. От Баргуджин-гоа у него была одна дочь - Алан-гоа, родившаяся в Ариг Усе, праматерь Борджигинов - рода Чингисхана, Шаралдай и Нагаадай родили одна пять, другая шесть сыновей.

По их именам и называются 11 основных хоринских родов. Это показывает, что родовая структура у хори была более устойчива, чем у булагатов и эхиритов, рассеявшихся на множество мелких родов, и родовых подразделений.

Вот эти 11 родов - Галзут, Шарайт, Хуасай, Хубдут, Худай (дети Шаралдай);Харгана, Гучит, Бодонгут, Сагаан, Хальбин, Батанай.

Во время монгольского владычества племя хори было уведено в Северо-Восточную Монголию, где прожило до начала 16 века. попадая в зависимость то к одним, то к другим мелким монгольским ханствам.

В конце концов, когда предводительницей хори стала дочь Буянта Засаг-хана из Внутренней Монголии и знатной хоринки Шэнэ Гэрэл, Бальжин хатан, вышедшая замуж за сына монгольского нойона Буубэй-Бэйли Дай-Хунтайжи, хори ушли из Монголии на свои земли, как они уже уходили в 9 веке. Вслед за ними была снаряжена погоня, Буубэй-Бэйли вернул назад своего сына, убегавшего вместе с женой, а позже настиг и Бальжин-хатан. Люди Буубэй Бэйли убили её, и отрезав груди, бросили их в озеро, отчего то стало белым. Хори назвали это озеро Бальжин-нуур (оз.Бальзино в Агинском АО, близ Дульдурги).Хори добровольно приняли русское подданство, сами воевали с маньчжурами, известны сказания о хоринских богатырях Ажирай-бухэ, Бабжа-Барас баторе.

Ныне в степях Аги проживают в основном потомки восьми сыновей Хоридоя, потомки остальных трёх - Батаная, Хальбина и Гучита - в основном населяют степи Хоринска, Кижинги, Еравны, Заиграева, Мухоршибири и Бичуры

Булагаты

Первоначальным местом поселения булагатов является территория по берегам реки Куды (Худайн гол-река свата) в одноименной долине. По версиям исследователей, булагаты являются потомками племени чиносцев, которые в 13 веке были уведены Буха-нойоном в поход в Среднюю Азию, где по тюркской традиции, их называли булагачинами. Позже в середине-конце 14 века по некоторым данным, в предгорьях Монгольского Алтая, близ Тянь-Шаня они образовали ханство булагачи, позже разгромленное войсками Тимура. Неизвестно, вернулись ли булагачи в свои родные края, или остались, но оставшаяся в Предбайкалье группа родов чинос, стала называть себя булагатами.

Позже булататы расселились по берегам рек Ангара, Ида, Ока, Унга, Оса. Сильные булагатские племена ашаагабатов и икинатов жили отдельно на территории современного Нижнеудинского района Иркутской обл. в бассейнах рек Бирюса, Уда (Чуна) и Ока. Ашаагабаты и икинаты простирали своё влияние на карагасов(тофаларов),канских корчунцев,тунгусов,воевали друг с другом. Известно,что икинатский князец Баахай воевал с ашаагабатами, бил их, и позже был разгромлен соединёнными отрядами ашаагабатского Ехэ Улаана и красноярскими - служилыми людьми.

Устная традиция булагатов возводит их родословную к легендарному первопредку Буха-нойону, чьим сыном был Булагат, от которого произошло племя. Однако на деле характер формирования племени значительно сложнее, поскольку по разным родовым группам содержание родословной неодинаково. Время жизни Буха-нойона, которого многие исследователи считают реальной исторической личностью, относится ко временам Чингисхана, и некоторые считают, что Буха-нойон возглавил тумэн (10 тыс.) войск Чингисхана в походе на запад. Следовательно, Булагат жил примерно в конце 13-начале 14 века. Сыном Булагата был Булган-хара (Черный Соболь). В некоторых родословных указывается его брат - Бузган-хара. Сыном Булган-хара был Тугалак, семь сыновей которого и дали потомство булагатам.

Вот некоторые из крупных родов булагат - Алагуев, Хурхутский, Готольский, "Батлаевская семерка" (Батлай), "Бубаевская восьмерка" (Бубай), Харанутский, Хулмэнгэнский,Хогойский, Онгойский, Онхотойский и др. Часть булагатов проживает также на территории современной Бурятии. Нынешние булататы преимущественно проживают в Боханском, Осинском, Нукутском районах Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, частью- в Аларском, Эхирит-Булагатском районах округа и в Усть-Удинском и Балаганском районах Иркутской области.

Хонгодоры

Племя хонгодор к началу 18 века жило на юго-западе Предбайкалья, по соседству с булагатами.

Хонгодоры переселились в Предбайкалье в 1688 году, во время Ойрат - Халхасской войны, когда приближенный халхасского Сайн-хана вождь хонгодоров Бахак Ирбанов, замешанный в конфликте между Сайн-ханом и ойратским Галдан - Бошокту ханом, ушел со своими людьми и дядей-сановником Адаем из рода Бадархан в Предбайкалье, в район Тунки и Закамны.

Вслед за беглецами была снаряжена погоня во главе с Шуухэр(Сухор)-нойоном.

Спасаясь от преследователей, хонгодоры частью ушли в аларскую степь. Шуухэр-нойон же направился в долину Иркута, где разбил Хурэмши-нойона, затем напал на бурят шошолоков, где убил шамана и шаманку. Затем направился в Кудинскую долину.

Узнав о нашествии нойона, булагатские вожди решили не сопротивляться грозному врагу. Приготовили для его воинов богатое угощение. Не тронув булагатов, Шуухэр-нойон пошел в верховья Лены, где напал на эхиритов, и когда он возвращался, отягощенный добычей, булагаты напали на него. Сухор-нойон был тяжело ранен, и вскоре умер, войско его было рассеяно. Некоторые потомки воинов монгольского нойона живут ныне среди булагатов.

Ранее считалось, что хонгодоры являются монгольским племенем, но имеющиеся данные позволяют говорить о том, что они являются ответвлением булагатов, генеалогия которых отводит хонгодоров от сыновей Тугалака-Борюха-тургена и Божин-дахая. Видимо, ушедшие на юг булагаты в итоге сформировались в отдельное племя уже на территории Монголии. Хонгодоры подразделяются на восемь родов, которые имеют номерные обозначения - первый, второй, третий хонгодоровские роды.

Но существуют и именные обозначения - говорится о родах Ашхай, Ашат, Холшо, Даши, Хагта, Дуртэн, Тайбжан, Боолдой. Кроме того, к хонгодорам относят роды булагатов и монголов, присоединившихся к хонгодорам - это роды Тэртэ, Шошолок, Бадархан, Хабарнут, Улахан, Шаранут.

Роды Тэртэ и Шошолок жили в Предбайкалье ещё до прихода хонгодоров. Тэртэ был братом Буура-нойона, образовавшего нойотский род, шошолоки считаются родом небесных кузнецов - дархатов, потомками первого кузнеца Божинтоя, имели сильные шаманские корни. Род Бадархан пошел от дяди Бахака Адая, роды Улахан и Хабарнут образовались уже при приходе хонгодоров в Аларь, род Шаранут жил в Алари до хонгодоров. В конце 17 века хонгодоров насчитывалось около 1300 человек.

В настоящее время хонгодоры проживают преимущественно на территории Закаменского и Тункинского районов Бурятии, Аларском районе Усть-Ордынского Бурятского АО.

Селенгинцы

О селенгинских бурят-монголах упоминается в русских источниках, где описываются монгольское племя табангут, жившее в районе Гусиного озера. Предводителем табангутов был Турухай-Табунан, зять монгольского Сецен-хана. Говорится, что "мунгалы те доброконны и доброоружны", количество их было около 20 тысяч, табангуты были в то время довольно воинственны, ходили на хоринцев, тунгусов. Появились табангуты в Бурятии либо незадолго до прихода русских, либо ещё во времена Чингисхана.

После прихода русских, хотя Турухай-Табунан принял русское подданство, многие табангуты и другие роды ушли в Халха-Монголию.

Сонголы, сартулы - эти роды появились в Бурятии незадолго до Сайнхановских войн 1688 года, когда предводитель монгольских семи хошунов Ухин (Окин-тайжи) с дружиной в 150 воинов ушёл из Халхи на север, в район нынешних сёл Большой Луг и Харлун по обе стороны Селенги. Там Окин встретился с бурятом Мунко, ставшим побратимом - андой Ухина. От них пошли роды сонголов и сартулов. В честь Окина было названо село Окино - ключи. В русских документах того времени они называются долонкошеуновскими мунгалами, т.е. монголами из семи хошунов.

Про род хатагинов упоминается в "Сокровенном Сказании", где говорится, что хатагины входили в коалицию Джамухи, затем передались Чингису. Позже были переселены на территорию нынешней южной Бурятии.

Кроме данных родов, на территории Бурятии проживали хара-монголы,котоые начали приходить из Халхи ещё тогда, когда Чингисхан выделил своему полководцу Сорган-шира и его сыновьям бывшие земли меркитов. В преданиях селенгинцев говорится о их вожде Далай-Даван хане, правившем хара-монголами незадолго до прихода русских. Жили они в Тунгуйской долине, Далай-Даван имел дворец, расположенный близ нынешнего села Сутай. При приходе русских, если верить легендам, хара-монголы Далай-Даван хана ушли обратно в Халху, но кое-кто остался.

Уже в наше время археологи раскопали остатки усадьбы Далай-Даван хана. По их предположениям, её возвели ещё в 13-14 веке, так что хара-монголы обосновались на территории бывших меркитских земель ещё тогда.

Эхириты

Первоначально эхириты селились в верховьях Куды и Лены, и на берегах притоков Лены Манзурки и Анги. (Качугский район Иркутской обл.) Во времена курыкан,очевидно,большая часть чинос, называемая икиресами,перешла Байкал и поселилась на территории Северо-Восточной Монголии. Икиресы фигурируют в “Сокровенном сказании”, упоминается о том, что икиресы были в числе племён,которые возвели Джамуху в гурханы для совместной борьбы против Чингиса,а затем перешли на его сторону, воевали с найманами, кара-китаями. Дальнейшая судьба монгольских икиресов неизвестна,вероятно они тоже рассеялись на просторах Средней Азии.Во времена монгольского владычества эхириты вкупе с булагатами,по мнению некоторых исследователей,составили бурятский племенной союз.Эхириты и булагаты отражали набеги монголов,сами ходили на тунгусов,воевали с саха(якутами),пытавшимися наложить дань на эхиритов. Известна легенда про батора Эдэгэя, победившего сахайского богатыря Хутэ Хошошо, закованного в панцирь, и затем ставшего нойоном эхиритов.

Родословная эхиритского племени обычно начинается с Эхирита,по легенде, родившегося от пёстрого налима и береговой щели Байкала. Буха-ноен в качестве прародителя выступает очень редко, в отличие от булагатов. Эхирит имел одного сына-Зонхи, которого можно рассматривать как своеобразный прототип Тугалака. У Зонхи было четверо сыновей(иногда называется и пятый-Малаан) - Хуудаг Сагаан, Шоно, Абзай и Хэнгэлдэр(порядок тоже различается).Наиболее многочисленное ответвление эхиритов идет от Хэнгэлдэра, который нередко называется сыном Хэрхэлдээ, и следовательно внуком Зонхи. У Хэнгэлдэра было по одним данным трое, по другим-пять сыновей. Довольно крупными родами были Шоно, Буура, Хамнагадай, Хадаалай, Ользонов, Баяндай, Абзай.

Современные эхириты в основном проживают в Эхирит-Булагатском и Баяндаевском районах округа, также в Ольхонском и Качугском районах области. Также живут в Боханском и Осинском районах округа.

Также эхиритские роды можно встретить на территории Селенгинского, Кабанского и Усть-Баргузинского районов республики Бурятия.

Источник: Родное село

Когда-то в городе Багдаде царствовал халиф Гарун-аль-Рашид. У халифа Гарун-аль-Рашида была привычка гулять переодетым и выведывать, что происходит в его столице. Однажды ночью переоделся он дервишем и пошел по глухой улице. Вдруг из дома какого-то бедняка донеслись до него звуки музыки и пение. Остановился он, подумал-подумал и из любопытства вошёл в дом. Вошёл и видит: пустая комната, голые стены. Перед огнём, на разостланном коврике, сидят за скудным ужином хозяин и музыканты. Все они играют, поют и веселятся.

— Мир вам, о весёлые люди! — кланяется дервиш хозяину дома.

— Добро пожаловать, дервиш-баба, милости просим откушать посланный богом хлеб и повеселиться вместе с нами, — приглашает хозяин дома.

Усаживают дервиша рядом и продолжают свой пир.

Поздно ночью хозяин расплачивается с музыкантами, и они уходят.

Когда они уходят, дервиш спрашивает хозяина:

— Как зовут тебя, приятель?

— Гасан.

— Не обижайся, если я спрошу, братец Гасан: чем ты занимаешься, сколько денег зарабатываешь, что проводишь время за пиром?

— Для пира не надо много денег, дервиш-баба, — отвечает хозяин. — Человек может весело жить и на самый маленький заработок. Я сапожник, чиню чусты и зарабатываю в день совсем немного. Вечером половину денег я трачу на еду, а на другую половину нанимаю муз

— Пусть будет безмерной твоя радость, о Гасан, но если вдруг исчезнет этот маленький заработок, что ты тогда будешь делать?

— Почему он исчезнет, дервиш-баба?

— А вдруг халифу вздумается приказать, чтоб не было больше сапожников?

— Да что ты! Разве халифу больше делать нечего? Да чем провинились сапожники перед халифом? А если такое случится, тогда и подумаем. А теперь давай спать, дервиш-баба. Бог милостив, у пирующего всегда будет пир! Такое уж это дело — как примешься за него,

— Ладно. Дай бог, чтоб было так, — сказал. дервиш, и они легли спать.

Рано утром дервиш уходит. Вскоре после его ухода придворные глашатаи заполняют улицы и площади Багдада и объявляют: халиф повелевает всем сапожникам закрыть свои лавки. С этого дня никто не смеет заниматься сапожным ремеслом, а кто нарушит приказ — тому голову долой.

И у бедного Гасана вырывают из рук шило, ударами по затылку выгоняют из тесной лавчонки и запирают дверь.

В следующую ночь Гарун-аль-Рашид, опять переодетый дервишем, идёт бродить по городу. Снова проходит по улице, на которой живёт весёлый Гасан, и снова слышит звуки музыки и пение из его дома. Входит он.

— А-а! Добро пожаловать, дервиш-баба, милости просим, садись.

Садятся, едят, пьют, играют, поют и веселятся до полуночи.

В полночь музыканты получают свою плату и уходят. Остаются хозяин и гость.

— Знаешь, что случилось, дервиш-баба?

— А что случилось?

— Как раз то, что ты предсказал вчера вечером. Сегодня халиф издал приказ запретить сапожникам работать.

— Что ты говоришь! — удивляется гость. — Но откуда же ты взял деньги, что сегодня вечером снова устроил пир?

— Нашёл глиняный кувшин и теперь продаю воду. Из того, что заработал за день, половину истратил на еду, а остальное дал музыкантам и снова пирую.

— Ну, а если халиф и воду продавать запретит, что тогда будешь делать?

— А какой убыток приносим мы халифу? Почему он должен запретить? И зачем мне сейчас об этом горевать! Когда запретит, тогда и подумаю. Не бойся, приятель, всегда найдётся кусок хлеба и уголок, где можно веселиться.

— Пусть будет вечным веселье у твоего очага, о Гасан!

Рано утром весь Багдад содрогнулся от крика придворных глашатаев. Объявляли они, что халиф Гарун-аль-Рашид так приказывает: "Вода есть дар божий, и с этого дня никто не смеет продавать её за деньги. Разорвать у всех торговцев бурдюки с водой и перебить кувшины!"

И у бедного Гасана, когда он пошёл за водой, тоже разбили кувшин. И возвратился Гасан ни с чем.

На следующую ночь халиф опять переодевается дервишем и идёт бродить по городу. Опять приближается к дому весёлого Гасана — и снова веселье, звуки музыки, песни. Входит он.

— А-а! Дервиш-баба, добро пожаловать, милости просим, садись, будем пировать. День продолжим, вечер скоротаем. Повеселимся, дервиш-баба! Лучше веселиться, чем грустить.

— Конечно, веселье куда лучше. Смерти никому не миновать, а поэтому кто может — пусть веселится! — восклицает дервиш и садится рядом с Гасаном

Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия

Яндекс.Метрика