Сурхарбан: традиция, пережившая века
Сурхарбан: традиция, пережившая века

Когда-то у бурят считалось, что стрелять из лука должен уметь каждый – мужчина ты, женщина или ребенок. Так же, как скакать на коне. Дети, едва начав ходить, уже брали в руки лук и умели управляться со скакуном. Тогда такие умения были залогом выживания, вопросом жизни и смерти, сейчас это только традиция. Правда, очень красивая, так же, как и один из самых  популярных бурятских праздников – Сурхарбан.

Сурхарбан – летний праздник, как правило, его дату назначают по завершении посевных работ и обязательно в воскресный день. Он отмечается практически всеми монголоязычными народами, но в Бурятии это празднование проходит на редкость масштабно, привлекая жителей даже из самых отдаленных районов. В Монголии праздник отмечается под названием «Наадан», - то есть «три игры мужей», подразумевая тем самым соревнования в стрельбе из лука, конные скачки и борьбу. Поэтому и в Бурятии другое название праздника –«эрын гурбан наадан» или просто Наадан.

Нет единого мнения о том, когда именно и при каких обстоятельствах возник этот праздник, нет и одного мнения о значении самого этого слова. В переводе с бурятского языка само слово Сурхарбан обозначает дословно «стрельба в сур», то есть сделанную из колышка с намотанным на него ремнем мишень. Колышки втыкают в землю и задача лучника – сбить их. Другая версия названия отсылает к старинной легенде о тарбагане (сурке), по которой тарбаган был когда-то человеком, метким стрелком. «Однажды, - гласит легенда, - на небе появилось сразу три солнца, стало очень жарко и наступила засуха. Тогда стрелок решил сбить лишнее солнце, но, к своему стыду, промахнулся, и, не в силах вынести позор, отрезал себе большие пальцы, превратился в животное и стал жить под землей».

Как бы там ни было, изначально главной целью и поводом для проведения Наадана было чествование духов предков и хозяев местностей: молебны сопровождались спортивными состязаниями. Позднее праздник превратился в своеобразный военный смотр, где лучшие из лучших могли показать себя, а военачальники отбирали себе воинов. Так было во времена правления Чингисхана и его потомков – на состязания каждый род или улус представляли своих лучших борцов, наездников, стрелков, из которых ханы и нойоны отбирали людей в личную свиту или войска. Учитывая, что к турниру допускались участники независимо от социального положения, можно было говорить даже о функции своеобразного «социального лифта». Чингисиды ушли, а праздник остался. Он был таким же многолюдным и популярным: на него съезжались из разных уголков Бурятии, и не только соревновались, но и приветствовали и угощали друг друга, пели обрядовые песни, играли, исполняли национальный танец – Ёхор.

В годы советской власти этот любимый бурятским народом праздник не умер. Более того, именно при советской власти он и оформился в нынешнем его виде, с правилами, порядком проведения и существующим названием. В скачках, борьбе и стрельбе из лука все также соревновались лучшие борцы и лучники, но выставляли их на состязания уже не улусы и роды, а колхозы и районы. В 2014 году празднику исполняется 90 лет – без малого сто лет назад, в 1924 году в Бурятии был проведен первый Сурхарбан. Сегодня это одно из самых зрелищных и массовых мероприятий в республике. Туристические агентства давно включили его в качестве заметного пункта в свои программы событийного туризма, и теперь он привлекает не только жителей Бурятии, но и туристов.  

Сокровенное сказание монголов

Одна их целей празднования Сурхарбана – сохранение и развитие национальных видов спорта, спортивные состязания - душа и сердце праздника. Традиционно в программу включаются три вида спорта: стрельба из лука (по бурятским правилам), бурятская борьба (бухэ-барилдаан) и конные скачки. Лук и стрелы – особая часть бурятской традиции, они издавна пользовались особым уважением. В юрте они всегда висели на почетном месте, и считается, что, например, через них нельзя переступать. Стрельба из лука была одним из самых любимых занятий бурят-монголов, об этом упоминается и в летописи «Сокровенное сказание монголов», и в записях бурятского летописца Тугулдура Тобоева, относящихся к середине 19 века. Сегодня в Бурятии стрельба из лука – традиционный и особо почитаемый вид спорта, в республике работают секции по стрельбе из лука, проводятся турниры, а бурятские лучники в разные годы принимали участие в олимпийских играх. В 2012 году, уезжая на Олимпиаду в Лондон, российские лучники взяли с собой стрелы, освященные главой буддистской традиционной Сангхи России Пандито Хамбо ламой Дамбой Аюшеевым.    

Нужно отметить, что во время Сурхарбана применяются бурятские правила стрельбы из лука и они несколько отличаются от спортивных. Главное отличие, конечно же, в мишенях – их роль выполняют все те же суры. Участник соревнований должен с 30-40 метров выбить за пределы площадки 12 сур, за выбивание каждой мишени начисляется определенное количество очков. Посредине ряда сур установлена палочка – «ласти», за попадание в которую начисляется наибольшее количество баллов. В финале соревнований свои умения и звание самого меткого лучника, абсолютного чемпиона, отстаивают четыре стрелка. Победитель определяется по сумме очков.

Не менее любимы зрителями и конные скачки. Как правило в программе конных испытаний Сурхарбана – рысистые заезды, конкур (прыжки через препятствия высотой до 120 см) и верховые скачки. Но, пожалуй, самым главным и ожидаемым пунктом программы является практически всенародно любимый в Бурятии вид спорта –национальная борьба или бухэ барилдаан. В Бурятии любят и ценят борцовские поединки, без них не обходится ни один крупный общенародный праздник или молебен. С 1968 года именно на Сурхарбане стало разыгрываться абсолютное первенство по национальной борьбе. Подобно соревнованиям по стрельбе из лука, национальная борьба также имеет свои особенности, она требует от участников не только умения показать силу, но и смекалки, ловкости, бесстрашия, умения предвидеть действия противника и противостоять ему.Как говорит тренер по СДСЮШОР №7, учитель с 46-летним стажем, заслуженный тренер России по вольной борьбе, спортивный журналист Валерий Сыдеев, бурятская национальная борьба имеет очень глубокие корни, специалисты различают в ней два варианта, первый их которых распространен в Прибайкалье, у иркутских бурят, второй – в Забайкалье, то есть в Бурятии и Аге. Главное отличие этих видов спорта в кушаках (поясах): в одном варианте они задействованы, в другом нет.

- В Бурятии борьба проходит на кушаках и это самая честная борьба, - говорит Сыдеев, - мужчины хватают друг друга за кушаки и борются до полной победы, кто кого одолеет. Турниры по бурятской борьбе проходят во время всех спортивных праздников, особый толчок к ее развитию дали дацаны, храмы Буддистской традиционной Сангхи России и лично глава Сангхи, Хамбо лама ДамбаАюшеев. Турниры по бурятской борьбе проводятся и во время всех крупных молебнов, и победители в качестве призов получают автомобили, отары овец. Это престижно и почетно - стать чемпионом таких соревнований.       

Во время Сурхарбанов национальная бурятская борьба представлена в классическом ее виде, оставшемся практически неизменным за сотни лет. Владимир Сыдеев и сам неоднократно принимал участие в сурхарбанских турнирах, а в 1967 году стал призером. По его словам, за все эти годы проведения Сурхарбана, его масштаб и уровень постоянно повышаются, но суть остается прежней:

-  Моя жизнь, - говорит спортсмен, - связана со спортом и лично у меня Сурхарбан вызывает душевный подъем, хорошее настроение и гордость за свой народ.

- Я горжусь, что мы сохранили эту традицию бурятского народа, - согласен с Сыдеевым  почетный работник образования России, мастер спорта по вольной борьбе Валерий Цыбиков, - я сам принимал участие в борцовских поединках с пятилетнего возраста. Победитель Сурхарбана – это почет и слава на всю жизнь, своими лучшими борцами гордится весь род или село, даже район. Это своего рода герои нашего времени, люди, на которых всегда равнялась молодежь. Победа в борцовском поединке – показатель мужества и силы мужчины. 

Кстати, нужно отметить, что бурятская национальная борьба дошла уже и до Москвы: ежегодно, с 2010 года, на Красной площади проводятся турниры по национальным видам спорта, в том числе и бухэ барилдаану. Без бурятской борьбы не обходится ни один Сурхарбан, где бы он ни проводился.

- Сурхарбан проводится бурятской диаспорой в Испании, - говорит Владимир Сыдеев, - и там в программу тоже включен турнир по бурятской борьбе. В прошлом году победил испанец, годом ранее - калмык. Но неважно, кто там одержал победу, для меня лично это большая гордость – знать, что национальный вид спорта нашего народа представлен даже в сердце Европы.   

Этноспорт

Однако последние два года сурхарбан – не только конные скачки и борьба, но и более уникальные виды соревнований. Инициатором нововведений стала Федерации этноспорта. По словам ее руководителя Алексея Гергенова,  начиная с советского времени проведение Сурхарбана было «жёстко спортизировано» и регламентировано. В программу соревнований включались три опорных вида– стрельба из лука, конные скачки и бухэ барилдаан, местами проводились еще соревнования по волейболу и футболу, и не более того. А ведь у бурятского народа, говорит Гергенов, очень богатые культурная и спортивная традиции. Однако под влиянием Олимпийских видов спорта и влиянием массовой культуры традиционные бурятские игры уходят в небытие и задача Федерации сейчас – возродить их.

- В 2014 году впервые в программу соревнований Сурхарбана включены национальные игры -  перетягивание плетки (ташуур татаха), разбивание хребтовой кости (hэер шаалган) и игра в кости (шагай наадан). Очки за победу в них учитываются в общекомандном зачете.

Вообще, уверен Гергенов, соблюдение правила и обрядов – одно из главных условий возрождения национальных игр и к этому вопросу нельзя подходить неподготовленными. Поэтому Федерация сотрудничает с учеными Бурятского научного центра, историками, специализирующимися на бурятской культуре, культурологами, этнографами, обращается к архивам, проводят кропотливую работу.

- Мы не просто реконструируем национальные игры, - говорит Гергенов, - мы хотим возродить и присущий им сакральный смысл, это самое главное.

Нужно отметить, говорит Гергенов, что и перетягивание плетки, и разбивание хребтовой кости  - это не спорт, а именно игры, национальные, со своей историей и правилами, но игры. Видом спорта, говорит Гергенов, в России является только то, что аккредитовано министерством спорта РФ и входит в реестр. На сегодня в Бурятии нет ни одного аккредитованного национального вида спорта. У конных скачек нет даже собственной федерации, хотя и стрельба из лука и конные скачки в Бурятии считаются одними из самых любимых, массовых и почетных видов спорта. Но у экспертов, говорит Гергенов, в вопросе аккредитации национальных видов спорта единой точки зрения нет. С одной стороны, включение вида спорта в официальный реестр дает возможность проведения турниров, учреждения званий мастеров, кандидатов в мастера спорта, открывает доступ к бюджетному финансированию. С другой же стороны, многие считают, что национальные виды спорта и жёсткий регламент, являющийся неотъемлемой частью аккредитации, – вещи несовместимые. 

В той же бурятской борьбе, говорит Гергенов, есть уникальные и очень красивые элементы – танец орла, танец победителя, там своя неповторимая экипировка – все это внести в регламент очень сложно, если вообще возможно. Цель массовых видов спорта в том, чтобы быть быстрее, выше, сильнее, а национальные вида спорта имеют малого общего с такими терминами, как «доли секунды», «старт» и «финиш». Так что, возможно, лучше развивать национальный спорт в рамках культурных фестивалей и мероприятий, подобных Сурхарбану, который сегодня дает редкую возможность увидеть национальную культуру бурят во всей ее красе.   

Когда-то в городе Багдаде царствовал халиф Гарун-аль-Рашид. У халифа Гарун-аль-Рашида была привычка гулять переодетым и выведывать, что происходит в его столице. Однажды ночью переоделся он дервишем и пошел по глухой улице. Вдруг из дома какого-то бедняка донеслись до него звуки музыки и пение. Остановился он, подумал-подумал и из любопытства вошёл в дом. Вошёл и видит: пустая комната, голые стены. Перед огнём, на разостланном коврике, сидят за скудным ужином хозяин и музыканты. Все они играют, поют и веселятся.

— Мир вам, о весёлые люди! — кланяется дервиш хозяину дома.

— Добро пожаловать, дервиш-баба, милости просим откушать посланный богом хлеб и повеселиться вместе с нами, — приглашает хозяин дома.

Усаживают дервиша рядом и продолжают свой пир.

Поздно ночью хозяин расплачивается с музыкантами, и они уходят.

Когда они уходят, дервиш спрашивает хозяина:

— Как зовут тебя, приятель?

— Гасан.

— Не обижайся, если я спрошу, братец Гасан: чем ты занимаешься, сколько денег зарабатываешь, что проводишь время за пиром?

— Для пира не надо много денег, дервиш-баба, — отвечает хозяин. — Человек может весело жить и на самый маленький заработок. Я сапожник, чиню чусты и зарабатываю в день совсем немного. Вечером половину денег я трачу на еду, а на другую половину нанимаю муз

— Пусть будет безмерной твоя радость, о Гасан, но если вдруг исчезнет этот маленький заработок, что ты тогда будешь делать?

— Почему он исчезнет, дервиш-баба?

— А вдруг халифу вздумается приказать, чтоб не было больше сапожников?

— Да что ты! Разве халифу больше делать нечего? Да чем провинились сапожники перед халифом? А если такое случится, тогда и подумаем. А теперь давай спать, дервиш-баба. Бог милостив, у пирующего всегда будет пир! Такое уж это дело — как примешься за него,

— Ладно. Дай бог, чтоб было так, — сказал. дервиш, и они легли спать.

Рано утром дервиш уходит. Вскоре после его ухода придворные глашатаи заполняют улицы и площади Багдада и объявляют: халиф повелевает всем сапожникам закрыть свои лавки. С этого дня никто не смеет заниматься сапожным ремеслом, а кто нарушит приказ — тому голову долой.

И у бедного Гасана вырывают из рук шило, ударами по затылку выгоняют из тесной лавчонки и запирают дверь.

В следующую ночь Гарун-аль-Рашид, опять переодетый дервишем, идёт бродить по городу. Снова проходит по улице, на которой живёт весёлый Гасан, и снова слышит звуки музыки и пение из его дома. Входит он.

— А-а! Добро пожаловать, дервиш-баба, милости просим, садись.

Садятся, едят, пьют, играют, поют и веселятся до полуночи.

В полночь музыканты получают свою плату и уходят. Остаются хозяин и гость.

— Знаешь, что случилось, дервиш-баба?

— А что случилось?

— Как раз то, что ты предсказал вчера вечером. Сегодня халиф издал приказ запретить сапожникам работать.

— Что ты говоришь! — удивляется гость. — Но откуда же ты взял деньги, что сегодня вечером снова устроил пир?

— Нашёл глиняный кувшин и теперь продаю воду. Из того, что заработал за день, половину истратил на еду, а остальное дал музыкантам и снова пирую.

— Ну, а если халиф и воду продавать запретит, что тогда будешь делать?

— А какой убыток приносим мы халифу? Почему он должен запретить? И зачем мне сейчас об этом горевать! Когда запретит, тогда и подумаю. Не бойся, приятель, всегда найдётся кусок хлеба и уголок, где можно веселиться.

— Пусть будет вечным веселье у твоего очага, о Гасан!

Рано утром весь Багдад содрогнулся от крика придворных глашатаев. Объявляли они, что халиф Гарун-аль-Рашид так приказывает: "Вода есть дар божий, и с этого дня никто не смеет продавать её за деньги. Разорвать у всех торговцев бурдюки с водой и перебить кувшины!"

И у бедного Гасана, когда он пошёл за водой, тоже разбили кувшин. И возвратился Гасан ни с чем.

На следующую ночь халиф опять переодевается дервишем и идёт бродить по городу. Опять приближается к дому весёлого Гасана — и снова веселье, звуки музыки, песни. Входит он.

— А-а! Дервиш-баба, добро пожаловать, милости просим, садись, будем пировать. День продолжим, вечер скоротаем. Повеселимся, дервиш-баба! Лучше веселиться, чем грустить.

— Конечно, веселье куда лучше. Смерти никому не миновать, а поэтому кто может — пусть веселится! — восклицает дервиш и садится рядом с Гасаном

Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия

Яндекс.Метрика