Аудиосказка «Алтан-Хайша - Золотые Ножницы»

Аудиосказка «Алтан-Хайша - Золотые Ножницы»

читает директор, главный редактор информационного агентства «Восток-Телеинформ», руководитель проекта «Байкальские сказки» Анжелика Мешкова


Тайсаев, золотые ножницы.jpg
Тайсаев Баир, «Алтан-Хайша - Золотые ножницы», 2016 год

Алтан-Хайша — Золотые Ножницы

Давным-давно жил мудрый хан. У этого хана был один-единственный наследник-сын. Глядя, как подрастает сын, часто задумывался хан: «У моего единственного сына сердце доброе, но умом он не вышел. Что будет с ним, когда я состарюсь и умру? Надо найти ему умную, толковую жену, такую, чтобы сумела его на правильный путь наставить, вовремя совет хороший дать. Но где найти такую жену?»

Отправил хан на поиски умной девушки своих послов — сайдов и тушемилов.

Сайды и тушемилы объехали все улусы ханства, пробыли много дней в пути, но нигде не нашли подходящей девушки. Красивых много повстречали, умных немало, а такую, какую хан приказывал найти, нигде не нашли.

В конце пути зашли они в один отдалённый улус. Видят — на самом краю села стоит бедная, дырявая юрта. Вокруг юрты ничего нет — ни коня, ни коновязи.

Слезли ханские послы с коней, а коней негде привязать, стоят и держат их в поводу. В это время выглянула из юрты девушка. Увидела гостей, спрашивает:

— Что вы не зайдёте в юрту? Чего здесь ищете?

Ханские послы говорят:

— Хотели к вам зайти, да вот коней негде привязать.

Засмеялась девушка:

— Неужели не найдёте, где привязать? Вот перед вами — зима, а вот — лето, привяжите к ним своих коней!

Оглядываются послы, смотрят друг на друга — ничего не могут понять: как коней привязать к зиме и лету?

Чванливые ханские послы рассердились на дерзкую девушку, посмевшую насмехаться над ними. Сели на своих коней и поехали во дворец.

Предстали сайды и тушемилы пред светлые очи хана. Стал хан расспрашивать их: где побывали, с кем встречались, нашли ли где умную девушку?

— О, великий хан! — отвечают они. — Всё ханство объехали, почти в каждую юрту заглядывали и с каждой встречной девушкой разговаривали, а нигде для тебя подходящей невестки не нашли.

— А в бедные юрты заглядывали?

— Конечно, — отвечают сайды и тушемилы. — Напоследок в такую бедную, дырявую заглянули, что возле неё ничего нет — ни коня, ни даже коновязи. В ней живёт полоумная девушка. Говорит какие-то неразумные слова, понять их невозможно.

— Что же она вам сказала?

— Выглянула из юрты и спрашивает, что мы ищем. Говорим — негде коней привязать. Она нам отвечает: «Вот перед вами — зима, а вот — лето, привяжите к ним своих коней!» Бестолковая какая-то девушка.

Усмехнулся хан и говорит своим послам:

— Не лежали ли возле юрты сани и телега?

Удивились тушемилы и сайды, посмотрели друг на друга и говорят:

— О, великий хан! Какой же ты проницательный! На самом деле, возле юрты лежали сломанные сани и телега.

— Вот вам и зима, и лето! — сказал хан. — Вы хоть и ханские сайды и тушемилы, а не поняли этой загадки. Теперь вы мне скажите, где живёт эта девушка, я сам поеду к ней!

Долго ли ехал хан, только приехал он к этой драной юрте. Сошёл с коня, привязал его к телеге и вошёл в юрту. Сидят в юрте старик со старухой, сидит и что-то вяжет красивая девушка. Думает хан: «О, в ней и ум, и красота!» — и спрашивает девушку:

— Как тебя зовут?

Девушка бойко отвечает:

— Меня зовут Алтан-Хайша — Золотые Ножницы.

— А почему тебя так зовут?

— Я все хитрости-премудрости разгадываю, как нити ножницами разрезаю!

— Принеси-ка мне верёвку из пепла, — говорит хан, — перевязать надо кое-что.

Забеспокоились старик со старухой: как дочка ханский приказ выполнит? А Алтан-Хайша весело отвечает:

— Подождите немножко, сейчас принесу!

Вышла она из юрты, быстро свила верёвку из соломы, принесла её, положила у ног хана и подожгла. Сгорела солома — осталась верёвка из пепла.

— Вот вам, великий хан, верёвка из пепла! — говорит она.

Усмехается хан и говорит, довольный:

— Не долго же ты думала, да хорошо сделала!

Хан приказал сварить тринадцать яиц, дал их Алтан-Хайше и говорит:

— Выведи-ка мне тринадцать цыплят из этих яиц!

— Хорошо, великий хан! — отвечает Алтан-Хайша. — Только цыплятам нужен корм. Возьмите эту кашу и посейте её. Пока цыплята вылупятся из яиц, из каши вырастите просо, обмолотите его, вот вам и будет корм для них.

Родители Алтан-Хайши испуганно озираются: вдруг хан разгневается за такие вольные слова и прикажет их заточить в темницу. А хан не гневается, только усмехается и думает про себя: «Долго я прожил на свете, но такой умной девушки ещё не встречал! Лучшей невестки мне не сыскать!»

Обернулся хан к отцу Алтан-Хайши и говорит:

— Хочу, чтобы ваша дочь Алтан-Хайша стала моей невесткой!

Старик растерялся и говорит:

— О, великий хан! Пожалей нас. У нас единственная дочь. Кто нас будет кормить, скоро мы совсем состаримся, за нами некому будет ухаживать да присматривать. Не можем тебе свою дочку отдать!

Хан говорит:

— Я прикажу вам новую юрту поставить, до конца ваших дней будут вас кормить, вы ни в чём не будете нуждаться.

Старик говорит:

— Надо ещё саму Алтан-Хайшу спросить — как она скажет…

Согласилась Алтан-Хайша.

Приехали за ней ханские посланцы, отвезли во дворец.

Устроили такую пышную свадьбу, каких ещё никогда не знала страна бурятская: мяса наварили целую гору, вина наготовили целое озеро, гостей пригласили со всех концов земли. Девять дней и ночей пировали, а на десятый день едва-едва разошлись по домам.

Довольны все: хан доволен молодой невесткой, ханский сын доволен красавицей женой, а Алтан-Хайша довольна молодым мужем: хотя он не удался умом, но зато пригож собой и сердцем добр.

После свадьбы хан говорит сыну:

— Собирайся, поедем на охоту!

Оседлав лучших коней, поехал хан с сыном на охоту. Приехали в одну падь, стали охотиться. Хан скоро убил косулю и говорит сыну:

— Я пойду в другую падь, ещё немного поохочусь, а ты оставайся здесь и приготовь нам обед.

Сын спрашивает:

— Как же я приготовлю обед? Ведь мы не взяли с собой ни котла, ни тагана!

— В лесу много деревьев. Обойдись деревянной посудой!

Хлестнул хан коня и ускакал.

Ханский сын достал топор, срубил дерево и стал делать котёл. Долго возился он, сделал неглубокую дыру в обрубке.

Тут хан, весёлый и довольный, вернулся с охоты, вторую косулю привёз. Видит он, что сын сидит на прежнем месте, обливается потом, мается, сосновый обрубок долбит — деревянный котёл делает.

Схватил хан плётку и стал хлестать неразумного сына. Потом вскочил на коня, приказал сыну домой возвращаться.

Сын едва-едва на своего коня взобрался и поехал за отцом.

Долго так ехали — хан впереди, а сын далеко позади плетётся. Оглянулся хан, видит — сын сильно отстал, и кричит ему:

— Эй, сын, тяни своего коня за хвост!

Сын соскочил с коня и стал тянуть его за хвост. Увидел хан, опять стал гневаться. Подъехал к сыну и принялся стегать плетью. Стегал до тех пор, пока сам не устал.

Приехали они домой, оба невесёлые, злобные, оба молчат. Сели молча за еду. Встали из-за стола, ханский сын сейчас же к себе отправился, лёг в постель и охает, стонет.

Алтан-Хайша спрашивает его:

— Что с тобой? Почему ты стонешь, охаешь?

— Ох, ох, кругом болит, всё тело ноет.

— Что у тебя болит? Не захворал ли?

— Нет, не захворал. Отец меня во время охоты долго плетью хлестал.

— За что же он тебя? — спрашивает Алтан-Хайша.

— Я сам не знаю. Видно, он помешался в уме на старости лет.

Приехали в одну падь, он убил косулю и говорит: «Готовь нам еду!» Я спрашиваю: «Как же буду готовить еду? У нас ни котла, ни тагана нет». Он говорит: «Обойдись деревянной посудой». Ну, я срубил дерево и принялся деревянный котёл выдалбливать. Подъехал он, увидел это, ничего не сказал и давай меня хлестать…

— А за что же он бил тебя во второй раз? — спрашивает Алтан-Хайша.

Ханский сын говорит:

— Когда мы возвращались с охоты, я отстал. Отец кричит: «Тяни своего коня за хвост!» Я и стал тянуть коня за хвост. Тут отец подъехал ко мне и опять долго плетью бил. Нет, видно, он совсем рехнулся…

Выслушала это Алтан-Хайша и говорит своему супругу:

— У твоего отца ум светлый, а у тебя не хватило ума понять его слова!

— А как можно понять их? — спрашивает ханский сын.

Алтан-Хайша говорит:

— Когда отец сказал тебе: «Обойдись деревянной посудой», тебе надо было нанизать мясо на сучок и изжарить на костре. Вот тебе и «деревянная посуда»!

— А зачем он велел мне тянуть коня за хвост?

— Да разве это велел тебе сделать хан? Он только требовал, чтобы ты не отставал, погонял хорошенько своего коня. Вот тебе и «тяни коня за хвост».

Старый хан подслушал их разговор и думает: «Не обманулся я в Алтан-Хайше! Нет никого острее умом, чем она. Все мои сайды и тушемилы по сравнению с ней глупые и неразумные. Могу я теперь спокойно оставить своё ханство и отправиться к соседу — Шажин-номон-хану. Он славится своим умом, надо испытать, так ли он умён, как люди говорят?»

Собрался хан и поехал с двумя баторами в соседнее ханство, к Шажин-номон-хану.

Попал в самый разгар большого праздника. У Шажин-номон-хана множество гостей. Сам Шажин-номон-хан, важный, гордый, спрашивает гостя:

— Зачем пожаловал ко мне?

— Хочу состязаться с тобой, узнать, кто из нас острее умом.

— Согласен, — говорит Шажин-номон-хан, — я буду тебе загадки загадывать, а ты отгадывай.

Шажин-номон-хан загадывает самые мудрые загадки, а хан не задумываясь их отгадывает. Досадно стало Шажин-номон-хану, он и говорит гостю:

— Моя очередь отгадывать.

Хан загадал такую загадку, что Шажин-номон-хан и отгадать не может. Загадал другую — и эту отгадать не может. Загадал третью — сколько ни бился Шажин-номон-хан, не мог и третью разгадать. Потерял он разум от злобы и гнева, приказал стражникам заковать хана в цепи и привязать к столбу.

— Через три дня отрубите ему голову! — приказал Шажин-номон-хан. — А баторов его казните сейчас же!

Видит хан — грозит ему неминуемая смерть. Стал он просить Шажин-номон-хана:

— Какая тебе польза, если отрубишь мне голову? Не разумнее ли будет взять за меня большой выкуп?

Жаден был Шажин-номон-хан. Спрашивает хана:

— А чем ты откупишься?

Хан говорит:

— Возьмёшь много овец и коров, да в придачу много золота и серебра. Только позволь мне письмо написать — будет тебе всё: и скот, и добро.

Созвал Шажин-номон-хан своих нойонов — князей и знатных лиц, стал с ними большой совет держать.

Нойоны говорят:

— Голову ему отрубить не трудно, лучше выкуп взять.

Шажин-номон-хан говорит:

— Пускай напишет домой письмо — велит выкуп за себя доставить.

Стал хан письмо домой писать: «Приехал я с моими баторами в славное ханство Шажин-номон-хана и попал как раз на богатый праздник. Остался я погостить у славного Шажин-номон-хана. Целые дни пирую и веселюсь. Сплю на мягкой зелёной кровати, укрываюсь синим одеялом, расшитым золотом. Славный Шажин-номон-хан подарил мне дорогие драгоценности на руки и ноги, пожаловал на шею серебряную витую цепь. Для услуг приставил своих людей, они от меня ни днем, ни ночью не отходят.

Как получите письмо, приготовьте славному Шажин-номон-хану богатые дары: гоните весь мой рогатый скот, вслед за ним гоните весь мой безрогий скот. Из трёх осин золотых, что выросли у нас во дворе, две срубите и на месте сожгите, а одну везите с собою до границ владений славного Шажин-номон-хана. Сивого моего коня с собой не берите — он скакун плохой, никому здесь не нужен, пусть в своей конюшне стоит. Письмо это пусть разрежет своими золотыми ножницами моя молодая невестка».

Прочёл это письмо Шажин-номон-хан, прочли его тушемилы и нойоны и сказали:

— Богатый выкуп требует хан прислать нам! А умом, видно, он не очень богат: сколько глупых слов в письме!

Три посла Шажин-номон-хана поскакали в земли хана.

Вручили они это письмо ханскому сыну. Он прочитал — ничего не понял. Ханские нойоны, сайды и тушемилы прочли, тоже ничего не поняли. Одно поняли: надо ханский приказ выполнять.

Забегал ханский сын, забегали нойоны, сайды и тушемилы, приказывают сгонять всех коров, быков и овец. Бегают по двору, смотрят, где золотые осины выросли. Во дворце стоит шум, крик, суета. Один из сайдов и говорит:

— Требует наш хан, чтобы его письмо разрезала золотыми ножницами его молодая невестка. Надо отнести письмо к ней!

Принесли письмо к Алтан-Хайше. Прочла она и говорит:

— Схватите двух посланцев Шажин-номон-хана, заточите в темницу, а третьего закуйте в крепкие цепи!

Не ослушались сайды и тушемилы, сделали так, как велела Алтан-Хайша. После этого она созвала всех и сказала:

— Не так вы поняли письмо хана! Попал он в большую беду, вот и пишет нам так, чтобы никто кроме нас не понял. «Остался я погостить у славного Шажин-номон-хана» — означает, что наш хан попал в плен… «Целые дни пирую и веселюсь» — целые дни горюю и тоскую; «сплю на мягкой зелёной кровати» — лежу на зелёной траве; «покрываюсь синим одеялом, расшитым золотом» — сплю под открытым звёздным небом; «на руки и ноги подарил мне Шажин-номон-хан дорогие драгоценности» — приказал надеть оковы на руки и ноги; «пожаловал на шею серебряную цепь» — привязал меня за шею верёвкой; «для услуг приставил мне своих людей, они от меня ни днём, ни ночью не отходят» — приставил ко мне грозную стражу.

Слушают сайды и тушемилы, слушают нойоны, ханский сын, дивятся мудрости Алтан-Хайши, она им дальше читает:

— Просит наш хан пригнать к Шажин-номон-хану весь свой рогатый скот, а вслед за ним й весь безрогий скот — это означает, что хан велит собрать своих воинов с луками, с копьями, а за ними воинов с мечами. Из трёх золотых осин, что выросли у нас во дворе, приказывает две срубить, а одну вести до границ владений Шажин-номон-хана. Это значит — двух послов Шажин-номон-хана убейте, а третьего возьмите в провожатые.

— О каком сивом коне пишет наш хан? — спрашивают все.

— Пишет он о своём сыне, — говорит Алтан-Хайша, — велит ему здесь остаться. Готовьте войска, надо в поход идти!

Собрались быстро ханские войска. Впереди пошли лучники, сзади пошли воины с мечами, сама Алтан-Хайша их повела. Пленный посланец Шажин-номон-хана дорогу указывает.

Тучей налетели войска хана, нагрянули они на владения Шажин-номон-хана. Он даже войско своё собрать не успел. Схватили Шажин-номон-хана, привели его к Алтан-Хайше.

Алтан-Хайша спрашивает его:

— Доволен ли ты, славный Шажин-номон-хан, нашими подарками?

От страха Шажин-номон-хан трясётся, слова вымолвить не может.

Приказала Алтан-Хайша связать его, как барана, и везти в своё ханство.

А старый хан вернулся домой, собрал всех своих подданных и сказал:

— На всей земле нет такой мудрой женщины, как Алтан-Хайша! Как умру, пусть она правит моей страной!

Так по наказу хана и стало. После смерти хана стала правительницей ханства мудрая Алтан-Хайша — Золотые Ножницы, девушка из бедной семьи.

Говорят, она до сих пор правит.

18.02.2016

Жил в одном селении паренек-сирота. С малых лет ходил он по дворам, собирал милостыню, этим и кормился А когда подрос, люди перестали пускать его к себе.

— Такое житье никуда не годится. Что же мне делать? — закручинился паренек. — Пойду-ка я в другое селение.

Сказано — сделано. В один из летних дней отправился парень прямиком на юго-восток. Идет себе да идет, шагает да шагает. Первую ночь переночевал в дороге, потом — другую.

Много дней минуло. А он все идет да идет. Вот уже и съестные припасы кончаться стали.

Подошел он тем временем к двум осинам, что росли обочь дороги. А тут и стемнело. «Время позднее, — думает парень. — Придется мне заночевать под этими деревьями».

Примостился он меж двумя осинами и заснул.

А надо сказать, что паренек-сирота с малолетства знал семьдесят языков всевозможных лисиц и куниц, сорок и ворон.

Как раз на одной из этих осин ворона вывела птенцов. Только смерклось, прилетела ворона кормить своих пискунят. Кормит она их испеченными на сливках лепешками, взятыми у ламы, да приговаривает на вороньем языке: «На юго-востоке отсюда сильно разболелся ханский сын. Никак поправиться не может. В носу того парня завелись две змеи, хотя и неядовитых, но больно зловредных. Если их выкурить, он сразу поправится. Есть верное средство: надо дать понюхать ханскому сыну конский жареный арбин, тогда змеи мигом выползут».

На другой день паренек-сирота отправился дальше. Шел о, н шел все время в сторону юго-востока и дошел до незнакомого селения. Подходит он к самой крайней юрте, а хозяйка как раз запирает дверь на замок. Паренек-сирота у нее и спрашивает:

— Куда вы так поздно собрались?

— Иду я к хану. Сегодня мой черед сидеть у постели больного ханского сына, — отвечает хозяйка.

— Долог был мой путь, несколько дней я ничего не ел, впустите в свою юрту, напоите чаем, дайте переночевать, — просит парень. — А там, глядишь, и помогу я ханскому сыну.

Впустила хозяйка паренька. Поставила перед ним чай да хлеб и побыстрей направилась к хану. Прибежала и говорит:

— Прибыл к нам из дальних мест молодой странник. Остановился на ночлег в моей юрте. Хвалился помочь вашему сыну.

Велел хан запрячь тройку лошадей и приказал верным слугам привезти того молодого странника.

Не успел паренек-сирота первого сна досмотреть, как налетели ханские слуги, подхватили его сонного под руки и привезли к хану.

— Есть ли способ вылечить моего сына? — спрашивает хан.

— Конечно, есть, — уверенно отвечает паренек.

— Вот и вылечи, не мешкая, — говорит хан.

— Выберите из табуна самого жирного коня, шерсть которого скатывалась три года, забейте его, снимите с него арбин, в юрте разведите большой огонь, а сына поднимите на крышу юрты, — распорядился паренек.

Хан махнул рукой, и слуги кинулись исполнять приказание.

Привели самого жирного коня, у которого арбин был в четыре пальца толщиной, забили его, сняли арбин, занесли в юрту. А потом развели посреди юрты большой огонь. Пока он разгорался, положили слуги ханского сына на носилки, подняли на крышу и стали держать над дымоходом вниз головой.

Придвинулся паренек-сирота поближе к огню, взял из деревянного корытца арбин, стал отрезать по маленькому кусочку и бросать в огонь.

Пошел по дымоходу запах паленого жира. Закашлялся, поперхнулся ханский сын, вдохнув этот запах, побагровел от натуги. И вдруг из правой ноздри выпала змея, угодила прямо в огонь и сгорела. А паренек-сирота все отрезает да отрезает кусочки арбина и в огонь кидает. Когда же в деревянном корытце осталось жира на донышке, из левой ноздри ханского сына выползла вторая змея и тоже в огонь угодила.

— Ну вот и закончилось наше лечение, — сказал паренек-сирота, утирая жирные руки.

А ханский сын, которого недавно подняли на крышу на носилках, встал на ноги и сам спустился с юрты.

Обрадовался хан выздоровлению сына. Пригласил избавителя за семьдесят занавесок, посадил на семь тюфяков, стал угощать его вином, табаком да разными яствами, просить стал:

— Не покидай нас, останься. Будешь младшим братом моему, сыну, будешь мне родным, как и он.

— Не могу я остаться, — отвечает паренек-сирота. — Хочу я обойти землю нашу, посмотреть хочу, как в других краях люди живут.

— Тогда проси у меня, чего душа желает, — говорит хан.

— Подари мне семь ярко-рыжих коней, гривы которых на одну сторону развеваются, а в придачу — тысячу золотых.

Хан на радостях отдал все, что просил паренек. А тот оседлал на другой день семерых ярко-рыжих коней, нагрузил на каждого еды на тридцать дней, положил себе за пазуху тысячу монет, сел на коня, остальных шестерых коней за поводья взял и отправился дальше.

Едет он себе да едет. Переночует в дороге, а с восходом солнца снова в путь.

Вот однажды увидел он человека, припавшего ухом к земле. Подъехал к нему и спрашивает:

— Зачем ты лежишь, припав ухом к земле?

— Прислушиваюсь, — отвечает человек.

— И что же ты слышишь?

— Слышу, как в нижнем замби свадьбу справляют, — говорит он, — вот уже седьмой день идет большое гулянье.

— А как тебя звать? — спрашивает паренек-сирота.

— Звать меня Чуткий На Ухо.

— Не пойдешь ли ты со мной? — вновь спрашивает паренек.

— Отчего не пойти, пойду, — согласился Чуткий-на-ухо.

Стали они друзьями, паренек-сирота дал своему спутнику одного из ярко-рыжих коней, и поскакали они дальше.

Ехали они, ехали, видят: сидит на дереве человек и меняет птицам хвосты — вороний приставляет сороке, а сорочий — вороне.

— Эй, друг, что ты делаешь? — крикнул паренек-сирота.

— Все называют меня Менялой, — отвечает странный человек, — вот я и сижу, занимаюсь своим прямым делом — меняю птицам хвосты.

— Будь нашим другом.

— Я не против, — согласился Меняла.

— Тогда поехали с нами, — сказал паренек-сирота, дал и ему одного из ярко-рыжих коней. Поскакали они дальше.

Ехали они, ехали, смотрят: человек горы переставляет. Подъезжают к нему.

— Кто ты такой и что здесь делаешь? — спрашивают.

— Меня называют Поднимающим-что-угодно, вот я и пробую свои силы, — был ответ.

— Мы хотим объехать вселенную, — говорят друзья. — Не присоединишься ли к нам?

— Давно мечтал друзей заиметь, — отвечает Поднимающий-что-угодно. И отправились они в путь вчетвером.

Ехали они, ехали, глядь: человек море выпивает в три глотка, потом процеживает воду сквозь зубы — целое озеро образуется, а когда снова выпивает это озеро в один глоток — только лужа остается.

— Кто ты такой и что у тебя за утроба бездонная? — спрашивают друзья.

— Меня называют Глотающим-сколько-влезет, вот я и испытываю свое умение.

— Пойдем с нами, — зовут друзья.

Не стал Глотающий-сколько-влезет отказываться, и отправились они дальше впятером.

Едут они, едут на ярко-рыжих конях; выходит им навстречу человек с натянутым луком. Все лесное он в лесу постреливает, все таежное в тайге побивает.

— Зачем ты это делаешь? — спрашивают друзья.

— Все называют меня Очень Метким, вот я и пробую свою меткость, — отвечает он.

— Ну и как, точно ли попадаешь в цель?

— Еще ни разу не промахнулся.

— Будь нам другом, пойдем с нами. Мы хотим обойти землю, — говорит паренек-сирота.

Согласился Очень Меткий, и отправились они дальше вшестером.

Едут они едут, вдруг видят: на дороге пыль заклубилась, а в облаке пыли человек несется вприпрыжку, да еще кнутом себя по ляжкам хлещет. Едва-едва нагнали друзья на своих быстрых конях этого человека и спрашивают:

— Зачем ты так бежишь?

— Все называют меня Быстрым-на-ногу. Вот я и испытываю свою быстроту, — отвечает человек.

— И как быстро ты бегаешь? — спрашивают друзья.

— Да немного опережаю коней, — говорит.

— Будь нашим товарищем.

Стало их семеро, поскакали они дальше. Скачут они, скачут. На ночь глядя спать ложатся, днем снова скачут. Съестные припасы кончаться стали, резвые кони уставать начали. А кругом ни одного аила не видно. Едут они полуголодные, кони под ними спотыкаются. Наконец город вдали показался. Подъехали путники поближе и решили заночевать на бугорке. Увидали их из ханского дворца, послали узнать: что за люди? Не успели друзья костер развести, чай вскипятить, как появились двое верховых. Всё повыспросили верные слуги, обо всем разузнали и говорят хану:

— Это расположились на ночлег семеро странников, семеро молодых парней. У всех одинаковые кони ярко-рыжей масти. Собрались друзья объехать землю, а вооружен из них всего один человек, у остальных ни стрел, ни луков нет.

На другое утро прискакали ханские слуги и говорят:

— Хан-батюшка вас к себе зовет.

— За чем же дело стало? Рады повидаться с вашим ханом, — отвечают друзья. Сели они на своих коней и предстали пред ним.

Поделиться —

Проект “Байкальские сказки” создан в 2015 году для детей и их родителей, которые любят и читают сказки!

При копировании материалов ссылка на источник обязательна.

Мобильная версия

Яндекс.Метрика